Невиданные ливни обрушились на священную Мекку во время хаджа

На Саудовскую Аравию во время хаджа обрушились небывалые дожди, спровоцировавшие сели и наводнения. В результате, по официальным данным, погибли 120 человек (в том числе 6 граждан России), еще 40 числятся пропавшими без вести. Тысячи жителей остались без крова, уничтожено более семи тысяч автомашин.

В центре стихии оказалась и наша землячка, председатель мусульманской организации г. Ишим Жамиля апа Мурзанова. Вот что она рассказала:
— Когда мы были в долине Муздалифа, нас предупредили, что ночью будет холодно. Но ничто не предвещало непогоды. От нагретой за день земли исходило тепло. Я проспала часа четыре в Муздалифе, абсолютно не ощущая холода. Потом сказали, что идет большой дождь, надо ехать к палаткам. Мы долго, около трех часов ждали автобус. Дождь начался, когда мы уже сидели в салоне. Ливень все усиливался.

На месте наша женская палатка была заполненной до отказа. Оказалось, что Зухра, супруга Усман-хазрата из Нижнего Новгорода, заняла мне место в середине палатки, но мне пришлось примоститься у входа. Сестры продвинулись к Зухре-ханум, и мне досталось высокое место у входа. Гайдар, мой сын, находился в мужской палатке. Ночью проснулась от сильного грохота. Такой страшный ливень я помню из далекого детства. Тогда, совсем маленькой, помнится, я впервые задумалась о Боге. И вот так же теперь вокруг все грохотало, дождь лил как из ведра. Проснулась, вокруг все молятся. Матрацы мокрые. Сестры рядом мокрые от дождя, а я абсолютно сухая. Во-первых, потому что надо мной в палатке не оказалось щелей, во-вторых, потому что мне досталось высокое место. Я только было опустила ногу в сторону, как угодила в лужу. Ливень все усиливался, люди уже не знали, куда деваться от дождя. На следующий день мы узнали, что погибли несколько человек.

— Арафат называют горой встреч. Не встречались ли там знакомые, земляки?

— Из тюменцев я не видела никого. Мы с сыном были в отдельной группе гостей короля, нас провожал из Москвы посол Саудовской Аравии. Из земляков в нашей группе был омич, заместитель муфтия Даулет Балтабаев. Получилось так, что в долине Мина он потерял свою барсетку, где были деньги, документы, телефон, переживал, и вдруг через два дня приносят ему барсетку, где все в сохранности.

— Ваши первые ощущения на земле Пророка?
— Слезы у меня покатились, как только ступила на землю. Вся жизнь прошла перед глазами. Какое-то чувство всепрощения… Вспомнились родители, дед мой Омар, который был муллой, бежал из Казахстана в Сибирь в период репрессий. Вспомнила, как дедушка читал намаз, закрыв занавески на окнах, чтобы его не увидели и не доложили.
На хадже я увидела, что значит толерантность в прямом смысле слова. Настолько все вежливы и терпимы. Разные лица, африканские, европейские, азиатские, и все друг к другу внимательны, добры.

— Как преодолевали языковой барьер?
— В основном, люди говорили на арабском языке, реже на английском, турецком. Я испытала некоторую гордость за принадлежность к тюркскому миру. Многие арабы знают турецкий язык, а через него понимают и кое-что по-казахски, изъясниться можно.
— Не могу забыть один случай, — продолжает Жамиля апа. — В день Курбан-байрама Гайдар отдал свой телефон другому человеку, недовольная этим, я говорю сыну, что вдруг потеряемся, как будем искать друг друга, если у тебя нет телефона. В этот момент я роняю свой мобильный и он отключается. Заработал телефон только перед самым отъездом. Это ли не знак того, что в первую очередь надо доверяться Всевышнему!

— Смогли ли дотронуться до камня Каабы?
— Да… Я так об этом мечтала! Пыталась несколько раз, но не получалось, оказывалась в кольце, которое все сжималось. Приблизиться было невозможно. А в тот день стоим с Гайдаром недалеко от Каабы, я читаю дуа про себя, плачу. Слезы текут сами собой в Мекке. Как-то позвонила домой в Ишим вся в слезах, сын Булат испугался, спрашивает, что произошло, почему плачешь. Говорю ему, что это слезы счастья…

И вот стоим мы совсем рядом с Каабой, я что-то говорю Гайдару по-казахски. И тут к нам поворачиваются двое мужчин спереди, спрашивают: «Вы, казахи?». «Да?» – отвечаю я. «А мы турки из Сирии, — говорят они. – Мы работали в Казахстане».

Мужчины предлагают нам идти к Каабе, не бояться. И мы идем, свободно сквозь толпу, и как будто дорога перед нами открывается… Пять-шесть минут мы стояли, держась за камни Каабы. Невозможно описать словами состояние, которое охватило меня. Эйфория души, желание добра и любви всему миру, и слезы, слезы, слезы…

Автор: administrator
Теги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *