Ораз-Мухаммед — основатель дипломатических отношений России и Казахстана

Тобольский капкан

Летом 1588 года, когда Тобольск, срубленный за считанные месяцы, пережил только свою первую зиму, разведывательный дозор доложил письменному голове острога Даниле Чулкову, что на берегу Иртыша неподалеку наблюдается татарский отряд численностью около пятисот человек.

То был период троевластия в Сибири. В Чимги-Туре, Тобольске и Березово сидели русские воеводы, дороги и леса контролировались воинами хана Кучума, а в крепости Искер, которую после гибели атамана Ермака оставили казаки, обосновался со своей дружиной князь Саид-Ахмад (Сейдяк, Сейтек) из конкурирующей династии Тайбуги.

Наверняка, тобольский голова уже знал, что в Искер пришел конный отряд из «Казачей орды». В числе российских подданных в Тобольске были и служилые татары, которые вполне могли узнать через своих соплеменников в Искере и в соседних юртах о приходе из казахских степей вооруженных всадников во главе с юным султаном Ораз-Мухаммедом, родным племянником казахского хана Тауеккела.

Всего шестнадцать лет было Ораз-Мухаммеду, когда он во главе небольшого войска прибыл в Сибирь. В походе его сопровождал мурза Кадыргали бек Жалаири, который служил еще Кучуму, был карачей, одним из высших сановных лиц Сибирского ханства. Вотчина его находилось на территории нынешнего Тобольского района, сегодня село носит название Карачино.

После того как Кучум оставил Искер под напором отряда Ермака, его карача ушел служить к казахскому хану, и вот, летом 1588 года, он вновь появился в Сибири, на этот раз в качестве посла хана Тауеккела.

oraz_muhammed_1Среди историков нет единого мнения относительно появления казахского отряда во главе с Ораз-Мухаммедом в Сибири. По мнению Мухтара Магауина, автора исторического романа-диалогии «Вешние снега», Тауеккел хан по просьбе мусульманских духовных лидеров Сибири намеревался посадить на престол Искера нового хана-чингизида, поскольку князь Сейдяк Тайбугин не был чингизидом, и правление его в глазах шейхов и простолюдинов не являлось легитимным. Кучум же не оправдал надежд, добровольно сдав Искер Ермаку. На совете в ставке казахского хана, где рассматривалась предложение мусульманских лидеров, переданное через карачу, выбор пал на юного Ораз-Мухаммеда.

Казахские ханы не в первый раз пытались вовлечь Сибирь в орбиту своего влияния. Еще Кучум на пике своего могущества во время беседы с московским послом И.Познеевым признавался, что «…а нынеча деи мне война с казацким царем (с Хакк-Назаром. — Авт), и одолеет деи меня царь казацкий и сядет на Сибири»(1).

В одном из грамот Ивану Грозному из Искера сообщалось, что «казатцкой царь Хозя Махмет с пятнадцатью сынеми у нас живет»(2).

Дочь казахского хана Шигая была замужем за родным братом Кучума Ахмет-Гиреем(3). Брак этот стоил ему жизни. Дочь Шигая пожаловалась отцу, что муж плохо обращается с ней. Рассвирепев, хан отправил для расправы над зятем своих нукеров, которые обманом выманили Ахмед-Гирея на южный берег Иртыша и убили его. По преданиям, могила Ахмед-Гирей находится рядом с деревней Турбинская Тобольского района.

Родословная Ораз-Мухамеда, согласно «»Жами ат-тауарих» (Сборника летописей) карачи Кадыргали Жалаири выглядит так: Ораз-Мухаммед сын Ондан-султана, внук Шигай-хана, правнук Жадик-хана. Последующие предки — Жанибек-хан, Барак-хан, Куйырчак-хана, Урус-хан. Родословная Урус-хана восходит к Орда-Ежену, старшему сыну Джучи, первенцу Чингисхана.

Об отце Ораз-Мухамеда, Ондан-султане, Кадыргали Жалаири рассказывает:
«Это был батыр с мужественным сердцем, отличный лучник. Много раз в битве с врагами показывал героизм. Во время Шигай-хана он был верховным главнокомандующим в армии. Об этом истории известно. Он стал шахидом в тридцать лет в битве с калмыками. Похоронен рядом с мавзолеем Ходжа Ахмеда Яссави (да благословит его Бог).

У Ондан султана было много жен и наложниц. Он покорил многие земли. Из них родившиеся в двух старших ордах:
— Алтын-ханым, дочь Болат-султана, сына Усек-хана. От нее родились падишах и султан ислама Ораз-Мухаммед и Татти-ханым.
— Чуйим-ханым дочь Кемсин-султана сына Бурундук-хана. От нее родился Кожек-султан. Сейчас он полководец падишаха ислама Тауеккел-хана, жив до сих пор.

Ораз-Мухаммед в возрасте восьми лет потерял своего деда Шигай-хана. Когда исполнилось тринадцать, стал шахидом его отец Ондан-султан. После этого, испытав притеснения, он сблизился с Сейдяк бием»(4).

Сейдяк бий – это упомянутый выше сибирский князь Саид-Ахмад Тайбугин (Сейтек), вместе с которым в тот злополучный день Ораз-Мухаммед оказался на соколиной охоте на берегу Иртыша.

Как мы видим, Жалаири (карача), сам являвшийся свидетелем тех событий, весьма туманно говорит о причинах сближения султана с сибирским князем. В своем сочинении он вообще умалчивает, с какой целью прибыл казахский отряд в Искер летом 1588 года. Учитывая, что Жалаири писал свой труд в 1601 году, находясь в почетном плену в Касимове, он вряд ли мог раскрывать планы хана Тауекелла и шейхов Сибири.

Отряды князя Сейдяка и молодого казахского султана представляли серьезную опасность для Тобольского острога. Данила Чулков решает пойти на хитрость.

oraz_muhammed_2Вот как описывается пленение Ораз-Мухаммеда и его товарищей в «Покорении Сибири» П.Небольсина:
— «Летом 7096 (1588) году случилось князу Сейдяку с салтаном Казачьей Орды и с мурзой Карачею и с 500 человеками Татар на берегу реки Иртыш забавляться ястребиной охотою; и в сем своем удовольствии подошли к городу весьма близко и пришли на низкий луг, который на восточном берегу Иртыша от Чувашского мыса простирается до самого Тобольска. По сему случаю называется сие место и поныне «Княжевым лугом»… И понеже сие происходило в виду от города, то письменный голова Чулков тотчас о том увидал и послал к князю, чтобы его с товарищами просить к себе на обед, причем о мирных договорах советовать можно будет»(5).

Гостей встретил радушно сам Данила Чулков. Долго ли коротко ли шла беседа за сытным столом, наконец, наступил момент, ради которой были заманены князь, карача и султан в крепость. Наполнив чару до дна, воевода предложил выпить за могущество белого царя.

«Но понеже Сейдяк и его товарищи ту чашу выпить отговаривались, то оное принято за явное доказательство, что, конечно, у них намерение худое. Между тем, по Чулкову приказу, все русские войско в городе вооружилось и, по данному от него знаку, знатнейшие гости взяты под караул, а рядовые, которые у них были в провожатых, — все побиты»(6).

Гостей пленили. В тот же день отряды Чулкова вошли в Искер.

«С того времени ни Татаре, ни Русские долее  в городе Сибири не жили», — говорится в «Покорении Сибири».

В Искере Чулков захватил все семейство Ораз-Мухаммеда. Пленников через Верхотурье отправили в Москву.

«Таких знатных пленников в Тобольске долго у себя держать опасно было. Того ради Чулков, еще тою же осенью, а именно сентября 10 дня 7097 (1588) году, их в Москву к Его Царскому Величеству отправил, где они по их природе, честно были приняты и пожалованы вотчинами»(7).

Степное посольство

Первое боевое крещение в составе войск «белого царя» Ораз-Мухаммед принял вскоре после прибытия в Москву — в битве со шведами под Нарвой. «Салтан Казачьей Орды» возглавил мусульманский корпус. Передовым полком в этом сражении руководил ни кто иной, как воевода Маметкул Артаулович, родной племянник Кучума, плененный в Сибири еще Ермаком.

Потомки золотоордынских ханов ценились в войсках новой империи. Ораз-Мухаммед дослужился до главнокомандующего войсками крымского направления. Бывший карача Кучума, Кадыргали Жалаири, до конца жизни находился при нем советником. Сейдяк, получив в почетном плену поместье, отошел от дел. М.Магауин приводит письмо Ораз-Мухаммеда, написанное в 1591 году своему дяде, Тауекелл-хану:

«Малик Аллах! — Аллах превыше всего!

Счастливому флагу нашего брата, его величеству, высоковознесенному падишаху с лучезарной родословной, гениального ума и добрейшего сердца, храбрейшего из храбрых, когда-либо занимавших золотой трон, повелителю правоверных Тауекел-хану пишет письмо его младший брат султан Ораз-Мухаммед.

Мы, султан, вместе со всем здешним мусульманским обществом — с татарскими царевичами, ногайскими беками, черкесскими князьями — несем честную службу в ставке великого, грозного, счастливого удачами падишаха всех православных христиан, белого царя Федора Иоановича. Благородный падишах облагодетельствовал нас, сделал владельцем многочисленных поместий, а также назначил военачальником, предводителем передового отряда.

Высокочтимый наш брат, хан всех казахов с кличем «алаш!», славящихся умом, грозных в гневе, неотразимых в бою! Великий русский падишах покорил земли, подчинил народы вокруг себя во все четыре стороны света. Русское племя — мужественное и храброе племя, а также и многочисленное. Пушек имеет сотни, ружей — тысячи. Слава его гремит по всему свету. Не вставай на путь вражды! Если убьешь их десяток, на место тех заступят десятки тысяч. Пришли гонцов. Снаряди посольство. Враждовать легко, но будешь воевать добрую сотню лет. Дружить трудно, но это — на тысячи лет!

Пословица гласит: чем быть на чужбине султаном, лучше быть на родине сапожной подметкой. Если придет посольство, великий падишах, белый царь, а также главный визирь его, конюший боярин, главнокомандующий Борис Федорович позволят мне вернуться на родину.

И ваша мать Азьханум, и сестра ваша Асыл-ханум, и моя мать, жена вашего старшего брата Алтын-ханум, и ваша невестка Ай-Шешек-бегим, и родившийся здесь племянник ваш Суюниш-Мухамед-оглан — все живы-здоровы, пребывают по милости Аллаха в благополучии и низко кланяются вам. Писано в девятьсот девяносто девятом году истории, в год зайца, тамыза семнадцатого дня.

Вручаю беку-предводителю каравана, совершающему поездку из Москвы в Хаджи-Тархан, оттуда на Мангышлак. Затем в Ургенч. Он перешлет письмо дальше. О Аллах единый, укажи ему самый надежный путь!

Я, Ораз-Мухамед-султан, приложил свою высокую печать»(8).

Султан тосковал по родным степям. В одном из писем он пишет: «»Я одинокий лист, упавший с высокого дерева».

В 1594 году Тауеккел в ответ на обращение Ораз-Мухаммеда направил в Москву своего посла Кул-Мухаммада. Результатам переговоров стал договор о союзничестве. Царь Федор пообещал помочь казахам в их войне с бухарским ханом Абдаллахом, прислать «огненного бою», однако послу было отказано в возвращении Ораз-Мухаммеда. В марте 1595 года в ответ на посольство Кул-Мухаммада из Москвы в Казахское ханство был направлен переводчик Вельямин Степанов.

В его отписке царю Федору от октября 1595 года сообщается: «И шел, государь, я от Казани до Пегих гор 9 недель, и лошади, государь, многие померли з безводицы и с пути, немногие дошли до Казацкой орды»(9).

Таким образом, первым человеком, способствовавшим установлению дипломатических отношений между Россией и Казахстаном, был тобольский пленник Ораз-Мухаммед, ставший в 1600 году правителем Касимовского ханства.

На троне Касимова

Касимовское ханство (Хан Керман) было образовано московским царем Василием Третим в середине 15 века и просуществовало более двухсот лет. Вассальное Москве мусульманское ханство было создано с целью противодействия набирающему силу Казанскому ханству. Правители Касимова назначались московскими царями

Первым ханом Касимова был Касим-хан (1452 — 1469), по имени которого, собственно, и было названо вассальное ханство. После — его сын Датяр, затем на престол был возведен Нур-Даулет, сын крымского хана Хаджи-Гирея.

Ораз-Мухаммед стал одиннадцатым по счету правителем Касимова. Вот как об его восшествии на трон пишет Кадыргали Жалаири, сподвижник и советник молодого султана в своем «»Жами ат-тауарих»:

«В пятнадцатый день священного месяца Рамазан русский царь Борис Федорович собрал своих приближенных, рассадил дорогих беков на почетных местах, на улицах выстроились стрельцы, увешанные ружьями, лучшие люди почтительно склонили свои головы. Так торжественно чествовал царь Ораз-Мухаммеда сына Ондан-султана и, посадив рядом с собой, оказал ему великую честь, поздравил его.

Царские вельможи склонили головы, показывая свое почтение. Царь дал Ораз-Мухаммеду его долю — город Керман (Касимов. — К.К.). Несколько дней царские вельможи покорно служили ему. Беки, мурзы, черный люд, всего двести человек из Кермана находились в Москве и были готовы к услужениям. Господин царь отдал свой приказ и отправил Ораз-Мухаммеда вместе с переводчиком и свитой в город Керман. Это было в четверг месяца шауаль.

Через одну неделю, в месяц шауаль 24 дня 1000-го года истории, в бейсенбi (четверг), государственные люди торжественно прибыли в Керман. Несколько дней длились празднества, вплоть до месяца зуль-хиджа. Наступил десятый день месяца зульхиджа 1000-й года истории, года мыши. В четверг Ораз-Мухаммед-хан сын Ондан-султана был поднят ханом и усажен на трон. Большие и малые, русские и татары, много народу собрались в честь торжества. Каменная мечеть, построенная шейхом Али, наполнилась муллами, хафизами, биями, беками, мурзами. Собравшийся джамагат доставил и установил здесь золотой трон. Тут же были бояре, прибывшие по воле царя Бориса Федоровича. Сеид Болек прочитал хутбу (проповедь). Четыре человека с четырех сторон подняли дорогого хана на золотой сандал. В 28 лет Ораз-Мухаммед воссел на дорогой трон. Да продлит Бог его дни!

Трон выглядел так:
Правая рука: Жалаиры Кадыргали бек, Саманай бек
Середина: ханский трон, место Ораз-Мухаммеда.
Левая рука: Шаш бек из аргынов, Токей бек из кипчаков.

Большие и малые, великие муллы и все обратившиеся к Богу мусульмане, весь джамаат, вознес дуа (мольбы). После этого (карашылары) карачи, аталыки и имильдаши осыпали хана деньгами. Все присутствующие покорно склонили головы перед ним. Празднества длились весь тот месяц. Мед и питье дали без счета. Было зарезано много лошадей, овец и коров. Собиралось очень много народу, каждый нашел для себя подобающее его сану место. Муллы и хафизы, нищие, бедные и слуги получили садака (подаяния). Были освобождены из заключения арестанты (т.е. проведена амнистия). Эти подаяния пошли на хорошие, угодные Богу, дела.

Ораз-Мухаммед оправдал пожелания Бориса Федоровича. Всегда, и утром и вечером, даже если пил пиалу масла (идеоматический оборот. К.К.), не забывал о нем. Хан был покорным рабом Бога. Возносил дуа величайшему из пророков Мухаммаду Мустафе, да освятит его Бог. В молитвах своих призывал на помощь всех великих, начиная от праотца Адама до пророков и их потомков, а также их сподвижников и святых. Оказывал благотворительность обездоленным и бездомным. Если правой рукой проводил шариат, то левой рукой властью Бориса Федоровича безжалостно карал воров и преступников. Таким образом, в городе Керман в государстве Бориса Федоровича установилась тишь и благодать. Долгие лета царю ислама Насират-дину Абу-л Фатиху Ораз-Мухамед-хану, да сопутствует ему удача в государственных делах! Инша Алла Тагала амин, я раббел-галамин (с позволения Бога, вся хвала Ему, Господу обитателей миров)».(10)

Далее Жалаири сообщает, что история эта написана представителем рода жалаир, предки которого верой и правдой служили предкам его величества Ораз-Мухаммеда. Сочинение Жалаири начинаются с панегирика в адрес Бориса Годунова, которого карача называет «Барс-ханом».

О том, насколько был высок авторитет Ораз-Мухаммеда свидетельствует тот факт, что на царском приеме по случаю проводов польского посла Сапеги и на приеме датского принца Иоания, сватавшего дочь царя Бориса, Ксению, в его бокал наливал боярин Иван Морозов, один из влиятельных людей Московского царства, царю Борису – наливал близкий друг Ораз-Мухаммеда крещенный ногаец Петр Урусов.

Смутное время

Начало шестнадцатого века в России связано с наступлением «Смутного времени». Поскольку касимовские ханы назначались московскими государями, они и утверждались повторно при новом правителе. Лже-Дмитрий, и первый и второй, не стали препятствовать дальнейшему правлению Ораз-Мухаммеда в Касимове. Более того, Лжедмитрия II опирался в основном на войско касимовского хана и надеялся с помощью потомков ордынцев взять Москву. Однако перед самым походом в столицу Ораз-Мухаммед решает увести свое войско от самозванца. Об измене было доложено царю. По данным автора «Московской хроники», немца Конрада Буссова, проживавшего в Москве, об измене касимовского хана самозванцу доложил родной сын Ораз-Мухаммеда. Лжедмитрия II решает убить салтана, заманив его на охоту.

В «Хронике» К. Буссова говорится:
«После неудачной попытки взять Москву летом 1610 года, самозванец отступил к Калуге и стал готовиться к новому походу на Москву, но тут сын Ураз-Мухаммеда донес Лже-Дмитрию, что отец собирается уйти от Лже-Дмитрия, а возможно и прикончит его. Самозванец решил предпринять свои меры. Во время охоты за Окой он отстал от своей свиты и с двумя верными людьми напал на ничего не подозревающего Ураз-Мухаммеда, и убил его. Тела убитых были брошены в Оку. Но чтобы скрыть убийство, Лже-Дмитрий сломя голову поскакал к своей свите, крича, что касимовский хан намеревался его убить, но что Дмитрий разгадал это намерение и чудом смасся, а покушавшийся царь после своей неудавшейся попытки бежал в Москву. И в подтверждение своей выдумки самозванец послал погоню».(11)

Спустя несколько дней ногайский князь Петр Урусов, узнав от верных людей обстоятельства гибели своего близкого друга, также заманил Тушинского вора в ловушку и обезглавил его. Вот как это описывает «Московская хроника»:

«11 декабря было особенно злополучным и несчастливым днем для Лже-Дмитрия.  В это утро он поехал на санях на прогулку, взял с собой, по своему прежнему обыкновению, только шута Петра Кошелева, двух слуг и еще татарского князя с 20 другими татарами… Когда же Дмитрий отъехал в поле на расстояние примерно в четверть путевой мили от города, открылся тайник, в котором долго была заключена и скрыта злоба татар на Дмитрия. Татарский князь Петр Урусов подъехал, как только мог ближе к саням Дмитрия, стал льстить ему и так смиренно говорить с ним, что Дмитрий не смог заподозрить ничего дурного. Князь же, очень ловко приготовившись к нападению, выстрелил в сидевшего в санях Дмитрия, да еще, выхватив саблю, снес ему голову и сказал: «Я научу тебя, как топить в реке татарских царей и бросать в тюрьму татарских князей, ничтожный обманщик и плут. Мы преданно служили тебе, вот теперь я возложил на тебя ту самую наследную корону, которая тебе подобает».

«Потомки в Московском государстве будут вечно благодарить татарского князя (Петра Урусова) за то, что он положил конец его (Лже-Дмитрия) свирепствованию, ибо из-за него во всей России было много бед, сильных опустошений, убийств и смертей», — говорится в «Хронике».

Мир должен рушиться…

Спустя несколько дней жители Касимова вытащили из Оки тело Ораз-Мухаммеда и тайно похоронили его. В середине 19 века на Старопосадском кладбище в Касимове был обнаружен могильный камень с именем салтана. Эпитафия на нем гласила:

«Сказал Господь преблагословенный и всевышний: пред Богом Иисус то же что Адам; Адама он создал из мрака, потом сказал ему: будь, и тот был.
Сказал Господь преславный и всевышний: всякая душа должна вкусить смерть; затем вы к нам возвратитесь.  Сказал Господь преславный и всевышний: не ведает никто в какой стране он умрет; всеведущь и всезнающ — Бог.
Сказал пророк, да будет над ним мир: жизнь человеческая скоропреходяща: употребляй ее на дела, угодные Богу.
Сказал пророк, да будет над ним мир: мир сей есть поле, на котором сеются семена для будущей жизни.
Сказал пророк, да будет над ним мир: мир сей  есть падаль, а ищущие его — собаки. Истину сказал пророк Божий.
В 1019 году, месяца рамазана в 16 день,  скончался сын Ондан-султана, Ораз-Мухаммед-хан. Господь всевышний да помилует его»
(12).

С левого края памятника были выбиты слова: «Мир земной должен рушиться. Оставаться вечным он не может. Мы чувствуем, что мир весь погибнет. Всегда не будет длиться; прочности в нем нет».

В 1614 г. в Касимов был назначен Арслан, сибирский царевич, внук Кучума. В 1627 г. престол перешел его сыну Сеид-Бурхану, который крестился около 1655 года, и получил имя Василий. После его смерти в 1679 г. Кремль признал владетельною царицею мать хана, Фатиму-султан из рода сеидов (потомков Пророка). После ее смерти Касимовское ханство было упразднено.

Калиль Кабдулвахитов

  1. Продолжение российской вивлиофики. СПб, 1793. Ч.6. С. 240. Цитируется по материалу Ю.Зуева и А.Кадырбаева «Поход Ермака в Сибирь: тюркские мотивы в русской теме». Вестник Евразии. М, 2000. С. 44.
  2. Там же. С. 45. Ссылка на работу Кляшорного С.Г., Султанова Т.И. «Казахстан – летопись трех тысячелетий». Алма-Ата, 1992. С. 282.
  3. Цитируется по книге М.Магауина «Вешние воды». Алма-Ата,
  4. Миллер Г.Ф. История Сибири. М.-Л., 1937. Т. 1. С. 200-201.
  5. К. Жалаири. «Шежирелер жинагы», Алматы, 1997. С.123. На казахском языке. Перевод автора.
  6. Небольсин П.И. «Покорение Сибири». СПб, 1849.С.111
  7. Там же.
  8. Там же. С. 112
  9. Письма написаны на литературном старотюркском языке. Перевод М. Магауина. Вешние снега, — Алма-Ата, 1985. Стр. 411.
  10. Цитируется по статье М.Абусеитовой «И шел я, государь, девять недель… Казахско-русские отношения в 16 веке». Тюркский мир, 1999, №1-2. С.43
  11. К. Жалаири. «Шежирелер жинагы», Алматы, 1997. С.123. На казахском языке. Перевод автора.
  12. Касимов //stanislav.comtv.ru/Kasim_ras1.htm
  13. Абдиров М. Хан Кучум — известный и неизвестный. Алма-ата, 1996. Стр. 148.
Автор: administrator
Теги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *