Потомок вольного народа

В истории Казахстана был легендарный батыр Абылай хан, предводитель в освободительной войне против джунгар и шуршутов, которые когда-то утопили Казахстан в крови… Хотя Есмкан Жантасов, генеральный директор ООО «Поиск» и исполнительный директор ОАО ТНЦП «Астра», к Абылай хану не имеет прямого родственного отношения, но дух степного народа дает о себе знать. И поэтому сначала кажется немного странным, что прирожденный кочевник-скотовод занимается земледелием.

— А почему казах – и вдруг решил заняться растениеводством, если казахи издавна занимались скотоводством?
— Мой отец выходец из Казахстана. Ему было три года, когда его привезли в Тюмень во время великого переселения в 1932 году. Но переселялись не по причине раскулачивания – ведь кулаками мои предки не были. Когда началась коллективизация, семья занималась скотоводством. Время тогда страшное было. Казахстан голодал, как весь СССР. Детей в доме закрывали, чтобы не видеть, как они умирают, и уходили…

Поэтому наша семья переселилась в более благополучный район, ведь в Сибири, где резкоконтинентальный климат, картошка и зерно растут всегда. Хорошо или плохо, но растут. В 1938 году здесь организовали колхоз. И все казахи, которые осели в Тюмени – это выходцы из того колхоза ДВК Нижнетавдинского района деревни Садок.

Вообще-то вы правы, казахи испокон веков были кочевниками, предпочитающими земледелию скотоводство. Это вольный народ в отношении ко всему – и к религии, и к быту. Не то чтобы ко всему безразлично, но загнать казаха в какие-то рамки невозможно. Нельзя же кошку посадить на привязь и чтобы она спокойно существовала. Приручить ее можно, но привязать – нет. И когда колхоз распустили, все разошлись по окрестным деревням и стали пасти общественный скот. А земледелие – это просто жизненная необходимость.

И по сей день кровь кочевого народа дает о себе знать: моя слабость – это лошади. Поэтому сейчас я хочу сделать наподобие американского ранчо. Может, это громко сказано, но тем не менее. Почему американского? Когда я ездил на учебу в Соединенные Штаты, то видел, как у них организовано хозяйство для лошадей. Все по уму. Сложностей, правда, будет много. И здесь мне не страшно потерять в деньгах, а страшно опозориться. Вот попозже съездим на ферму, покажу лошадей: нас там и покормят.

— Да не обязательно…
— Как это не обязательно? (Смеется). У казахов есть такая традиция – человека нужно обязательно накормить. Если гость не ест, отношение к нему уже абсолютно другое. Или он побрезговал, или замышляет что-то недоброе в отношении хозяев… Вот такой момент. У нас в семье мать всегда так определяла – если человек хорошо есть, безо всяких  «закидонов», значит, это хороший человек. И в этом она права.

— Вы сказали, что казахов никуда не привяжешь… Разве единства нет?
— Видите ли, в чем дело: единство есть, когда условно говоря, кинут клич. Тогда казахи быстро собираются вместе. А так все живут сами по себе, потому как не терпят над собой начальства.

— При том, что «казаха ни в какие рамки не загонишь», вы верующий человек?
— Слепой веры у меня нет. Молиться так, чтобы лоб расшибить – никогда. Тем не менее, верую, ведь все под Богом ходим. Несколько молитв знаю. Бывает, приезжаешь на кладбище помянуть предков, прочитаешь эти молитвы, и действительно, — какое-то облегчение приходит. А сидящие рядом думают: «Вот, этот человек что-то из традиций
знает». При этом, повторюсь, глубоко религиозным человеком я себя не считаю. Вообще, вопросы религии не всегда однозначны. Вспомните Джонатана Свифта, «Приключения Гулливера». Из-за чего между тупоконечниками и остроконечниками началась война? Из-за того, что они не могли решить, с какой стороны разбивать яйцо! Это же глупость. То же самое относится и к религиозным конфликтам. Одни сказали,
что исполнять обряд нужно так, другие – етак. А Бог-то один. И язык когда-то тоже был единым.

— По-вашему, межнациональные конфликты столь же бессмысленны?
— Я считаю, что к людям другой национальности нужно относиться терпимо.
На мой взгляд, межнациональная ситуация в Тюмени – это маленькая модель того, как должно быть везде. Даже коренное население, татары, достаточно терпимо относятся к другим нациям. Был, правда, один момент, когда хотели поставить памятник Ермаку. Но татары сразу же заявили, что рядом поставят памятник хану Кучуму. Ведь Ермак-то
завоевателем считается.

— Вы выросли в Советском Союзе, где была только одна советская нация… После этого не сложно поддерживать народные традиции?
— Я скажу так – казахские традиции, как это ни парадоксально, в Тюмени сильнее, чем в Казахстане. Когда находишься вдали от исторической родины, хочется сохранять свои традиции. Хотя национальных праздников у казахов мало – всего два в году. Но отмечают их в самых что ни на есть казахских традициях.
— Как вы считаете, должны ли эти традиции «подстроиться» под современную культуру?
— Недавно я был в Алма-Ате. У меня там троюродные братья, владельцы медиа-холдинга. И вот я посмотрел, как они живут. Я увидел, что в Казахстане традиции сильно осовременены. К примеру, если собирается много казахов в Тюмени, они едят, сидя на полу, как и положено по традиции. Там же все по-современному, угощают своих гостей за столом… И я считаю, что это не совсем хорошо, когда культура уходит.
Она должна быть в своем первозданном виде, но не бутафорская, а именно настоящая, духовная.

— Это должно касаться всех сфер жизни – и отдыха и работы?
— Абсолютно всех. Хотя, если говорить о работе, тут есть свои нюансы. Казахи, как мы уже говорили, это кочевники. Как сказал один профессор: «Казахи – народ умный, но ленивый». Приступы лени посещают чаще, чем желание трудиться. Но это в крови, передалось от предковкочевников. Ведь кочевник перегнал скот, и отдыхает. А все праздничные мероприятия проводятся ночью. Это связано с тем, что днем скот пасется, следовательно, все заняты, а вечером его загнали – и можно праздновать до
утра. Такая сложилась традиция. Даже поговорка казахская есть: «Коня продай,
шубу продай, но спать сытым ложись».

— А что еще, кроме любви к лошадям и приступов лени, вам от предков передалось?
— В нашем роду был один удивительный человек, кстати, сподвижник Абылай хана. Так вот, он предсказывал погоду по бараньей лопатке. Мы, его потомки, иногда пытаемся сделать то же самое. И знаете, иногда сбывается. Возвращаясь к моему предку: сущес-
твует такая история, которая передается из поколения в поколение. Приехал к нему за советом богатый человек: «Что делать? Земля покрылась льдом, скотина не может найти себе корм». А предок ему и говорит: «Езжай домой, поторапливайся. А то может непогода застигнуть. Сейчас ты выедешь, и слева от тебя будет туча. Если не поторопишься, под дождь попадешь. Богатый человек не поверил, даже пообещал щедро наградить, если дед окажется прав. Впрочем, дед от подарка отказался. Человек выехал и действительно – туча, дождь… И мокрым вернулся домой. А после дождя все растаяло, и скот мог снова кормиться. Вот в таких вещах и проявляется самое главное
– связь поколений. И теряться она не должна.

Автор: administrator
Теги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *